Ваше мнение

102 202 подписчика

Свежие комментарии

Как Россия будет решать стоящие перед ней задачи в 2021 году

Как Россия будет решать стоящие перед ней задачи в 2021 году

Вот и закончился 2020 год, принёсший громадное количество сложностей, но с которыми мы, в общем и целом, удачно справились. Ну, или смогли избежать наиболее негативного развития событий. И экономика просела не так сильно, как могла бы, и в плане внешней политики удалось добиться главного: Россия не потеряла лица на международной арене, хотя организаторы белорусского и карабахского кризисов делали ставку именно на это. Но что нас ждёт в грядущем году: продолжение ударов со всех сторон, от которых мы будем только отбиваться? Ну что ж, давайте подумаем.

Лишить вирус короны


Кто бы что ни говорил, а эта задача стала одной из главных во внутриполитической жизни, и останется таковой и в следующем году – до тех пор, пока коронавирус не будет побеждён окончательно. Это связано не только с сохранением жизни и здоровья граждан. Борьба с ковидом стала экзаменом на дееспособность нашей системы здравоохранения. И, вопреки воплям наших «всёпропальщиков», хоронить отечественную медицину не стоит.

В то же время с новой силой проявились и проблемы, накопившиеся в данной отрасли. Разумеется, они связаны не только с провалом времён 90-х, но и с приходом к власти «эффективных менеджеров» вроде Зурабова, делавшего с нашей системой медпомощи примерно то же самое, что Фурсенко и Сердюков с образованием и обороной.
Теперь мы их пожинаем, но, вопреки всему, в целом, справляемся с ситуацией. Особенно если сравнивать с остальными странами, кроме, разве что, Китая.

Кстати говоря, рассказам про успехи Поднебесной в борьбе с новой инфекцией не стоит придавать столь уж большое значение. Во-первых, это очень закрытая страна, и как там обстоят дела в реальности, мы знаем со слов самих китайцев. Поначалу весь мир был поражён тем, что показатели заболеваемости выросли только до 80 с лишним тысяч человек, после чего остановились. Мол, вот образец того, как нужно бороться с эпидемиями.

А потом Пекин обнародовал информацию о том, что регистрировались только те случаи, которые протекали при явных симптомах, а это не более 20% от общего числа. Есть ли гарантия, что во всём остальном, что связано с коронавирусом, они говорят «правду, одну только правду и ничего, кроме правды»? Может, да, а может и нет.

Отечественное же здравоохранение образца 2020 года отчётливо напоминает армию образца 2008 года, для которой коронавирус стал чем-то вроде войны в Южной Осетии. И результаты, кстати сказать, похожие. То есть, в целом справились, конечно: и «итальянского» сценария удалось избежать, и своя вакцина имеется, однако попутно выявилось много проблем, откладывать решение которых дальше уже просто невозможно. О них великолепно знали и раньше, но, по итогам нынешней пандемии становится очевидно, что нужны такие шаги, которые сопоставимы с модернизацией армии после окончания Пятидневной войны. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Это тот фронт, на котором уже давно пора развернуть широкомасштабное наступление.

Увидим ли мы обещанный экономический прорыв?


Ещё до своего избрания на пост президента в 2018 году Путин заявил о том, что России необходим настоящий экономический и технологический прорыв, без которого мы рискуем окончательно отстать от мировых лидеров и никогда их уже не догнать. В этом он, разумеется, прав, ведь то, что самая большая по территории страна мира должна соответствовать своему размеру и в плане экономики (следовательно, и технического уровня), и во всём остальном, ясно буквально каждому жителю нашей страны, которому небезразлично её будущее.

Амбициозный единый национальный план, в рамках которого на развитие страны за три года выделят 39 триллионов рублей, должен послужить основой для такого прорыва, однако его выполнение может столкнуться с теми же трудностями, что и реализация национальных проектов. Главной из них является то, что по итогам двух лет освоение средств в рамках нацпроектов находится где-то на уровне 50% от заявленного объёма, и неизрасходованные средства раз за разом переходят на следующий год.

Это говорит о ненадлежащем уровне компетентности наших чиновников, что, конечно же, является секретом Полишинеля. Поэтому, если в ближайшие пару лет не обеспечить прорыва на этом направлении, а в достижимости нашим нынешним руководством подобной цели есть сильные сомнения, задача освоения поистине гигантских средств реализована не будет.

Реинтеграция постсоветского пространства: изменить подход


В целом, на протяжении последних лет международное положение России укрепляется. Собственно говоря, именно по этой причине 2020 год принёс нам много осложнений в Белоруссии, Киргизии и Армении. Поскольку усиление нашей страны очень много кому не нравится, и эти кто-то пойдут на всё, чтобы остановить рост могущества РФ. И, как уже неоднократно говорилось, следующей точкой роста напряжённости рискует стать Приднестровье. Какие изо всего этого следуют выводы?

Самый очевидный из них: нужно менять подход к применению «мягкой силы» в тех странах, которые мы традиционно считаем сферой своего исключительного влияния. Речь о бывших союзных республиках. Пока мы надеялись на то, что «никуда они от нас не денутся», наши оппоненты времени не теряли, и активно работали над созданием лояльных себе группировок влияния. И это принесло ощутимые результаты в лице нынешних украинских элит, Пашиняна, Санду и др.

Россия же, имея отличные возможности для продвижения своей «мягкой силы», этими возможностями пользоваться не хотела. А ведь если бы наше верховное руководство не «хлопало ушами», мы могли бы, к примеру, по-настоящему решить Карабахскую проблему, не доводя до возобновления боевых действий. Можно сколько угодно петь дифирамбы Путину и Лаврову, которым удалось-таки усадить Пашиняна и Алиева за стол переговоров, но сама Вторая Карабахская война – это очевидный результат прежних наших недоработок на внешнеполитической арене.

Из того, что мы сейчас имеем (не только в Карабахе, но и на Украине, в Средней Азии, да и в той же Прибалтике), тоже пора уже начинать делать выводы и реализовывать эти выводы на практике. Иначе мы так и будем решать возникающие сложности в ручном режиме и никогда не вернём себе инициативу.

При этом никто не говорит о том, что бывшие республики СССР нужно возвращать в единое государство, но то, что с их населением нужно работать, увеличивая число тех, кто симпатизирует России, очевидно. Программа-минимум – не допустить в них прихода к власти русофобских режимов и ограничить их влияние там, где они есть.

А вообще-то нам нужна экономическая интеграция стран СНГ. Недаром ведь экономисты говорят о том, что единый рынок в 300 миллионов человек, в том случае, если образующие его государства способны самостоятельно удовлетворять большинство своих потребностей, очень устойчив к неблагоприятным внешним условиям. В этом - основа экономической стабильности и России, и всех остальных стран СНГ. Хорошо бы внятно донести до них эту мысль.

Что имеем в итоге


Кончено, всё вышесказанное нисколько не претендует на полноту, но в наступившем году наиболее приоритетными задачами для России будут по-прежнему являться: а)наведение порядка внутри страны через повышение качества работы властей всех уровней и направлений (победа над коронавирусом и восстановление отечественного здравоохранения здесь будут одними из наиболее заметных факторов), б) реинтеграция постсоветского пространства. Как они будут решаться, скоро увидим своими глазами.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх