Ваше мнение

102 199 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Можейко28 января, 4:24
    уверен, Путин просто запретит.В Госдуме предлож...
  • петр кам28 января, 3:58
    О как денег хочется.Чем платить русским-заплатим кому надо-и будем чурбанов привозить,им платить не надо,за копейки р...Преступление прот...
  • Ольга28 января, 3:52
    Еще в итоге забыли упомянуть о качестве выполняемых работ мигрантами, не имеющими понятия, что такое каменщик или бет...Преступление прот...

Как медиа становятся инструментом: на примере дефицита лекарств

Как медиа становятся инструментом: на примере дефицита лекарств

Очень хороший кейс, чтобы понять, как работают современные медиа.

В последние несколько недель в СМИ активно полоскали тему маркировки лекарств. Поводом послужил возникший осенью, во вторую волну пандемии, дефицит в аптеках, и медиа понесли версию, что во всем виновата именно система маркировки. Мол, сбои в ней тормозят оборот препаратов на всех стадиях: от производителя до розничного покупателя. В результате несчастные граждане не могут купить себе самое необходимое для лечения.

На пике этой шумихи Минпромторг, курирующий тему маркировки, перевел все операции с лекарствами на уведомительный порядок. То есть теперь можно не ждать ответа системы и спокойно работать с товаром. Сложности, возникающие у отдельных аптечных сетей и других участников, этим решением удалось устранить. Но, во-первых, сами участники в сложностях, как правило, и виноваты. Эксперимент по маркировке лекарств шел с 2017 года, за это время можно было спокойно подготовиться и всё неоднократно протестировать. Просто кто-то подготовился, а кто-то нет. А во-вторых, всё это не дает ответа на вопрос, а что же послужило действительной причиной лекарственного дефицита?

Ответим на этот вопрос по пунктам.

1. На текущий момент доля маркированных препаратов в общем объеме не превышает 15%.

То есть доступность подавляющей массы лекарств (85%) от маркировки не зависела вообще.

2. Повышенный спрос и дефицит лекарств осенью - обычное явление. Но в этот раз рост спроса был просто лавинообразный. В соцсетях представители аптек признаются, что лекарства завозят буквально фурами, но всё равно сметают всё - наш народ закалённый, закупаться любит и умеет. А панику поддерживают сам фарма-бизнес, который на космических продажах кратно зарабатывает. Цифры "Сбер Еаптеки" по антиковидным лекарствам: рост спроса на азитромицин - на 4694%, на левофлоксацин - 3698%, на умифеновир - 1789%. Рост продаж: умифеновира - в 10 раз, азитромицина - в 6 раз, левофлоксацина - в 8 раз. По свежим данным Минпромторга, общий рост потребления - в 15 раз!

В весенний пик коронавируса такого не было - народ еще не знал, как лечиться, и первую волну мы пережили практически без фармы. Сейчас телевизор, газеты и соцсети просто кишат "советами" и "экспертами" - народ их всех слушает, накручивает себя до состояния истерики, а затем скупает всё "впрок". Весной также скупали гречку, сейчас лекарства. Большая часть которых даже не будет использована. Зато, повторимся, и производители и аптечная розница получают сверхприбыли.

3. К ажиотажному спросу фарм-заводы оказались не готовы, за короткий срок резко нарастить производственные мощности невозможно. Сложности добавляют проблемы с сырьем, вызванные пандемией. Значительная часть наших лекарств делается из китайских субстанций, а Китай ограничил их экспорт.

Теперь вопрос - если всё настолько очевидно, почему вдруг возникла версия с маркировкой и почему ее так активно продвигали в СМИ и блогах?

Для начала ответим себе, что такое маркировка? Это система отслеживания движения товаров. На каждую его единицу при выпуске ставится специальная марка, по которой любой, даже покупатель, может получить всю необходимую информацию. То есть это такая система контроля, когда все товарные потоки просвечиваются насквозь. Весь рынок становится прозрачным и товарооборот обеляется.

В плюсе все: государство расширяет налогооблагаемую базу, уходит контрафакт и подделки, потребление становится более безопасным, добросовестные производители и продавцы увеличивают долю рынка за счет вытеснения серых товаров. В минусе лишь одна категория: недобросовестные производители и те, кто на нелегальном обороте лекарств зарабатывают.

Чтобы была понятна цена вопроса: реальный объем рынка меха оказался в 10 раз больше тех оценок, что были до введения маркировки. Раньше считалось, что оборот обуви - это 400 млн пар, но с начала года (маркировка обуви стартовала вместе с лекарствами 1 июля) в оборот введено уже более 1,3 млрд пар. Это огромные деньги, которые кто-то потеряет.

Отдельная песня - откровенно преступные схемы. После введения маркировки выявили несколько таких: дорогие и редкие онкологические препараты мошеннически выводились из оборота в региональных больницах и затем повторно продавались богатым клиентам по завышенным ценам.

Естественно, обеление такого гигантского и непростого рынка как лекарственный – серьезная проблема для тех, кто на серых оборотах зарабатывал. И все годы, что маркировку пытаются ввести и проводят эксперименты, эти нехорошие товарищи вставляют палки в колеса. Для них дефицит лекарств, вызванный ажиотажным спросом, - прекрасная возможность запустить очередную кампанию черного пиара. В этот раз Минпромторг оперативно среагировал и временно устранил возможность влияния маркировки на движение товаров. Но при первой же возможности тему снова раскрутят до громкого скандала.

Соблюдайте информационную гигиену.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх